АНДРЕЙ ДАНИЛОВИЧЪ ФАРВАРСОНЪ (*).

Андрей Даниловичъ Фарварсонъ весьма замѣчателенъ въ исторіи образованія нашего Флота. Родомъ Англичанинъ, воспитанникъ Эбердинскаго университета, онъ былъ принятъ въ нашу службу Петромъ Великимъ, — во время пребыванія Его въ Англіи, —1686 года, вмѣстѣ съ двумя помощниками, воспитанниками церкви Рождества Христова, Гвиномъ и Гризомъ. Онъ былъ у насъ первый профессоръ математики и навигаціи, и въ теченіи сорока лѣтъ—главнымъ образователемъ нашихъ моряковъ. Обладая обширными и разнообразными познаніями, зная языки русскій, латинскій, англійскій, французскій, нѣмецкій и голландскій, трудился онъ очень много и принесъ важную пользу образованію нашего Флота.

(*) Въ замѣну весьма краткой біографіи этого замѣчательнаго ученаго, напечатанной г. Берхомъ въ I. т. его «Жизнеописаній Адмираловъ», предлагаю полнѣйшую, написанную по тѣмъ-же самымъ источникамъ, которыми и г. Берхъ пользовался; но который — какъ это увидятъ внимательные читатели изъ сравненія — не справедливо выразился въ предисловіи къ вышеозначенной книгѣ, будто-бы «внимательно просмотрѣлъ» всѣ упомянутые журналы. Въ такомъ случаѣ онъ нашелъ бы въ нихъ тѣ же самыя подробности, какія и мною найдены.

Въ 1745 году, въ Августѣ мѣсяцѣ, въ журналѣ Адмиралтействъ-Коллегіи, по поводу разсужденія о замѣнѣ Фарварсона, по случаю смерти его, другими англійскими профессорами, записано слѣдующее:

«Трудно сыскать, чтобъ одинъ человѣкъ былъ искусенъ въ математикѣ и въ мореплаваніи, понеже ординарно не углубляются добрые математики въ навигацію, а искусные мореплаватели не въ состояніи хорошо по началамъ учить математику»—и жалованья англійскіе про-фессоры потребуютъ отъ 400 до 500 фунт. стерл. и служить хотятъ только по 2, по 3 и по 5 лѣтъ. По справкѣ же, Фарварсонъ обучалъ: ариѳметикѣ, геометріи, плоской тригонометріи, плоской п меркаторской навигаціи, діурнала, сферики, астрономіи, части географіи, круглой навигаціи и геодезіи.» — Изъ того-же опредѣленія видно, что при Морской Академіи имѣлось нѣсколько книгъ, переведенныхъ Сатаровымъ, которые Фарварсономъ были исправлены; — исправленныхъ оказалось восемь и было приказано «отдать ихъ къ печати», но до насъ они не дошли. Нѣкоторые его труды, кромѣ осьми, здѣсь упомянутыхъ, были такого важнаго содержанія, что «сочинены ради такихъ людей, которые въ математическихъ наукахъ довольно упражнялись», и съ рукописи которыхъ учителя и подмастерья списывали, что имъ было надобно для преподаванія своимъ ученикамъ. Отсюда же положительно убѣждаюсь въ знаніи Фарварсономъ русскаго языка, на томъ прочномъ основаніи, что разсуждая о выпискѣ изъ Англіи профессоровъ для Морской Академіи, учителя оной единогласно утверждали безполезность подобнаго вызова, по той причинѣ, что русскіе ученики англійскаго языка не понимаютъ, а такихъ переводчиковъ, которые бы математическіе и навигацкіе термины переводить могли сыскать невозможно.

Сверхъ обыкновенныхъ занятій по Морской Акаде-

міи, съ геодезистами, въ сочиненіи и исправленіи переводныхъ книгъ, Фарварсонъ еще занимался, по порученію Адмиралтействъ Коллегіи: составленіемъ генеральной карты Каспійскаго моря, по разнымъ, присылаемымъ оттуда частнымъ съемкамъ: вѣроятно и съ другихъ картъ. Въ Мартѣ мѣсяцѣ 1730 года сдѣлано прокуроромъ Адмиралтействъ-Коллегіи распоряженіе о напечатаніи его неизвѣстныхъ нынѣ трудовъ: « Тригонометріи плоской и сферической; большой астрономіи 17 лекцій къ пользѣ мореплаванія» — въ числѣ 200 экземпляровъ; для перевода же остальныхъ лекцій приказано нанять переводчику квартиру.

Адмиралтействъ-Коллегія, представляя, по опредѣленію 8 Марта 1737 года Императрицѣ Аннѣ Іоанновнѣ о награжденіи Фарварсона бригадирскимъ чиномъ, писала въ журналѣ Адм.-Коллегіи (№ 945): «За знатныя его въ пользу Государства службы, хотя отъ него о награжденіи рангомъ прошенія не имѣется, однакожъ награды сей онъ достоинъ, понеже чрезъ него первое обученіе математики въ Россіи введено и едва ли не всѣ при флотѢ Ея Императорскаго Величества Россійскіе подданные, отъ высшихъ и до нисшихъ, къ мореплаванію въ навигацкихъ наукахъ обучены».

Его тщаніемъ изданы Магницкимъ двѣ книги, еще въ царствованіе Петра Великаго: «Логариѳмы» 1716 г.» «Таблицы горизонтальныхъ сѣверныя и южныя широты восхожденія солнца, съ изъясненіемъ: чрезъ которые зѣло удобно, кромѣ труднаго арифметическаго исчисленія неправильное или непорядочное указаніе компасовъ, юже во всѣхъ мѣстахъ свѣта обрѣтаются, чрезъ сихъ-же зѣло и удобно найти и скоро зѣло возможно тѣмъ, которые въ восточную Индію морешествуютъ», 1722 г.

Въ 1719 г. изданы, переведенныя съ латинскаго на Россійскій языкъ хирургусомъ Иваномъ Сатаровымъ

«Эвклидовы элементы изъ двѣнадцати Нефтоновыхъ книгъ выбранныя, и въ осемь книгъ чрезъ профессора маѳематеки Андрея Фарварсона сокращенныя». Въ разныхъ повременныхъ спискахъ (*) книгъ, показаны сочиненныя имъ; «Тригонометрія», «Алгебра», «О новой инвенціи для отвращенія вліянія качки при обсерваціяхъ», которую было опредѣлено перевести на русскій языкъ. Опредѣленіемъ Адмиралтействъ-Коллегіи, 1737 года Сентября мѣсяца (№ 4477), показаны какія-то «Дифиниціи», какая-то «Навигація», о которой упоминаетъ Берхъ (въ его жизнеописаніи Адмираловъ ч. I, стр. 78), будто онъ видѣлъ таковую въ дурномъ русскомъ переводѣ.

До 1716 года Фарварсонъ находился при Московской Навигацкой школѣ, а съ 1716 года до самой кончины, послѣдовавшей въ 1739 году, — при С. Петербургской Академіи.

По кончинѣ его осталась довольно значительная по времени библіотека изъ латинскихъ, англійскихъ, Французскихъ, нѣмецкихъ и голландскихъ книгъ, также одной Русской, всего до 600, изъ которыхъ 84 латинскихъ, 12 лексиконовъ и одна русская, удержаны при Морской Академіи, потому что для латинскаго языка переводчикъ былъ; на другія 179 книгъ, изъ выбранныхъ для той-же Академіи, на другихъ иностранныхъ языкахъ, «переводчиковъ и наймомъ не сыскано»; и хотя при Академіи наукъ таковые были, однакожъ они находились занятыми; только англійскія обѣщался переводить бухгалтеръ Гордонъ, котораго и было повелѣно опредѣлить съ тѣмъ-же содержаніемъ въ Академію для переводовъ, и удержавъ англійскихъ книгъ 140, прочія Французскія, нѣмецкія и голландскія всего 40, отдать наслѣднику Фарварсона,

(*) Мною въ архивѣ морскомъ отысканныхъ.

«дабы безъ употреленія, отъ празднаго лежанія, не могли придти въ негодность».

Въ числѣ книгъ, вновь выписанныхъ Фарварсономъ, передъ его кончиною, замѣчательна: Гравесандрова «Исторія Целеспесъ». — Изъ 600 его книгъ 78 принадлежали Академіи наукъ, а о прочихъ, при возникшемъ сомнѣніи о томъ, кому принадлежали они, Адмиралтействъ-Коллегія разсуждала такъ: «точію не малое число книгъ Фарварсону покупать своими деньгами ко употребленію Академіи весьма сомнительно, къ томужъ и поданный отъ просителя, его наслѣдника Александера (племянника по однимъ, двоюроднаго брата по другимъ извѣстіямъ) реестръ съ показанными книгами сходства не имѣетъ, а которыя у него Фарварсона книги были вновь выписаны въ 1739 году (вышеозначенная Исторія Целеспесъ), за оныя по требованію его деньги заплачены; а потому уповательно и о прочихъ, что для Академіи таковое не малое число книгъ покупать ему на свой счетъ было не для чего». — По мнѣнію учителей Шишкова и Кривова, полагавшихъ, чтобы 277 изъ этихъ книгъ, «по ихъ реестру надлежало быть при Академіи (Морской), а остальныя 258 отдать наслѣднику», Коллегія опредѣлила: отдать ему остальныя книги, а за взятыя 277 заплатить деньгами. Сверхъ того, оставлены при Морской Академіи: стѣнныя часы, двое солнечныхъ часовъ, ящикъ съ инструментами, рабочій столъ и пр. (Журналъ Адм.-Коллегіи 1743 г. Декабрь, № 3774).

Въ томъ-же году издана его сочиненія «книжица о сочиненіи и описаніи сектора, скалъ плоской и гунтеровой со употребленіемъ оныхъ инструментовъ въ рѣшеніи разныхъ математическихъ проблемъ».

А. Соколовъ.