Сочинитель первой Руской Ариѳметики, Леонтій Магницкій.

При описаніи Сухаревой башни мы упомянули о первомъ Русломъ Учителѣ Математики въ Сухаревскомъ Навигаціонномъ училищѣ, Магницкомъ; теперь сообщаемъ читателямъ и біографію его, почерпнутую изъ достовѣрныхъ источниковъ.

Леонтій Филипповичъ Магницкій родился въ Москвѣ, 1669 года, Іюня 9 го. Слова надписи на его надгробномъ камнѣ: онъ научился наукамъ дивнымъ и неудобовѣроятнымъ способомъ, даютъ поводъ думать, что сей Математикъ образованіемъ своимъ обязанъ не столько школѣ (если только онъ учился въ ней), сколько природному дарованію, съ какимъ отыскалъ себѣ способы и проложилъ путь къ усовершенствованію своему въ Математическихъ наукахъ и къ изученію языковъ Греческаго, Латинскаго, Итальянскаго и Нѣмецкаго, которые служили ему ключами къ открытію познаній въ иностранныхъ источникахъ. О мѣстѣ же ученія Леонтія Филипповича не извѣстно (*). Впрочемъ могъ онъ учиться и въ Славяно-Греко-Латинской Академіи Ѳеодора II, гдѣ преподавали и Философію естественную (**), въ коей заключалась тогда и Математика съ Физикою, или у иностранныхъ ученыхъ; но онъ въ подробномъ и откровенномъ предисловіи къ своей Ариѳметикѣ ничего о томъ не упоминаетъ; иначе какъ бы умолчалъ о своихъ наставникахъ и о мѣстѣ ученія сей мужъ благочестивый, благонравный и признательный? Онъ просто и прямо говоритъ о себѣ:

Зане разумъ весь собралъ и чинъ,

Природно - Рускій, а не Нѣмчинъ.

Вѣроятнѣе кажется, что Магницкій былъ самоучкою въ Математикѣ.

Въ тот вѣкъ, когда еще Математиковъ почитали чернокнижниками и, согласно съ Стоглавомъ, проклинали Аристотелевы врата, Альмамахи, звѣздочетье, какъ ереси, были уже книги Математическія на Славяно-Рускомъ языкѣ, коими пользовался и этотъ Математикъ, какъ онъ и самъ свидѣтельствуетъ: и въ тотъ вѣкъ ему не льзя было утаиться въ неизвѣстности, особливо когда юный Царь, жаждавшій просвѣщенія искалъ между иностранцами и соотечественниками людей, способныхъ и достойныхъ къ осуществленію его преднамѣреній.

По возвращеніи своемъ изъ чужихъ краевъ съ Лефортомъ и Головинымъ, въ 1698 г., Петръ I узналъ Рускаго Математика. Сколько онъ ни былъ предубѣжденъ въ пользу иностранцевъ; однакожъ остроуміе, ученость и благонравіе Леонтія Филипповича столько восхитили Государя, что онъ назвалъ его своимъ магнитомъ, велѣлъ ему писаться Магницкимъ (***) и находилъ удовольствіе въ его бѣсѣдѣ, построилъ для него на Лубянкѣ

(*) Опытъ Истор. Словаря о Росс. писателяхъ, собр. Н Новикова. Спб. 1772. 8.

(**) Исторія Росс. Іерархіи, ч. I.

(***) Жизнеописанія первыхъ Росс. Адмираловъ, ч. I. СПБ. 1836. 8.

домъ, пожаловалъ ему деревни въ Рязанской и Тамбовской Губерніяхъ, даже благословилъ его образомъ Святителя Николая (*). При открытіи Сухаревскаго Навигаціоннаго училища въ тотъ годъ, когда новолѣтіе началось Январемъ, Государь опредѣлилъ Магницкаго Учителемъ Математики, какимъ оставался онъ при переводѣ части сего училища въ С.-Петербургъ подъ именемъ Морской Академіи, образовавъ учениковъ, достойныхъ учителя. Изъ дѣлъ Сухаревскаго Архива видно, что онъ при Императрицѣ Аннѣ Ивановнѣ, управляя за урядъ Московскою Академической Конторой, онъ подавалъ въ Коллегію отчеты, кои заставляли его передѣлывать, и получалъ жалованья въ годъ 260 рубл. Это обстоятельство и слова въ надгробной надписи, что онъ былъ обидъ отъ непріятелей терпѣливѣйшій, даютъ поводъ предполагать, что и онъ терпѣлъ оскорбленія въ ту годину, когда жестокая рука Бирона тяготѣла надъ Рускими. По преданію, сохранившемуся въ фамиліи Магницкихъ, Леонтій Филипповичъ предузналъ кончину своего Вѣнценоснаго благодѣтеля и объявилъ о томъ женѣ своей, которая погребена вмѣстѣ съ нимъ въ одной церкви; на ея надгробномъ камнѣ начертано, что она „скончалась отъ радости, увидѣвъ сына, котораго почитала умершимъ."

Леонтій Магницкій кончилъ жизнь свою на 71 году, 1739 г. Октября 19 го, и погребенъ въ трапезѣ древней церкви Гребенской Богоматери за Никольскими воротами; послѣ 1812 года камень, покрывавшій его прахъ, положенъ, внизъ надписью, въ помостѣ придѣла во имя Преподобнаго Сергія. Списокъ съ этой любопытной надписи, сочиненной его сыномъ Иваномъ, здѣсь предлагаемъ слово въ слово:

,,Въ вѣчную память Христіанину, благочестно, цѣломудренно, благовѣрно и добродѣтельно пожившему Леонтію Филипповичу Магницкому, первому въ Россіи Математики учителю, здѣ погребенному, мужу христіанства истиннаго, вѣры въ Бога претвердой, надежды на Бога несомнѣнной, любви къ Богу и ближнему нелицемѣрной, благочестія по законѣ ревностнаго, житія чистаго, смиренія глубочайшаго, великодушія постояннаго, нрава тишайшаго, разума зрѣлаго, обхожденія честнаго, праводушія любителю, въ слугахъ Государямъ своимъ и отечеству усерднѣйшему попечителю, подчиненнымъ отцу любезному, обидъ отъ непріятелей терпѣливѣйшему, ко всѣмъ пріятнѣйшему, и всякихъ обидъ, страстей и злыхъ дѣлъ всѣми силами чуждающемуся, въ наставленіяхъ, въ разсужденіи, совѣтѣ друзей искуснѣйшему, правды какъ о духовныхъ, такъ и гражданскихъ дѣлахъ опаснѣйшему хранителю, добродѣтельнаго житія истинному подражателю, всѣхъ добродѣтелей собранію; который путь сего временнаго и прискорбнаго житія началъ 1669 года Іюня 9 го дня, наукамъ изучился дивнымъ и неудобовѣроятнымъ способомъ, Его Величеству Петру первому и великому Императору Самодержцу Всероссійскому дли остроумія въ паукахъ учинился знаемъ въ 1700 году и отъ Его Величества, по усмотрѣнію нрава ко всѣмъ пріятнѣйшаго и къ себѣ влекущаго, пожалованъ, именованъ прозваніемъ Магницкій и учиненъ Россійскому благородному юношеству учителемъ Математики, въ которомъ званіи ревностно, вѣрно, честно, всеприлѣжно и безпорочно служа четырёмъ Самодержцамъ Всероссійскимъ и поживъ въ мірѣ отъ 70 лѣтъ, 4 мѣсяца и 10 дней, 1709 года, Октября 1910 дня, о полуночи въ 1 часу, оставя добродѣтельнымъ своимъ житіемъ и благочестною христіанскою кончиною примѣръ житія вставшимъ по немъ, по многихъ и неисчетныхъ міра сего суетныхъ поторжиняхъ, по шесшодневной болѣзни и которою благочестно скончался, довольно жилъ себѣ по заслугамъ и для памяти вѣчной, но ахъ ! не довольно по желанію своихъ присныхъ и для услугъ всего Отечества; но хотя не къ тому ученіями, но во царствіи небесномъ безсмертный! Ты же, пришедшій, что ищеши въ семъ? Также жилъ, нынѣ же есть прахъ и пепелъ: научися убо отъ сего гроба. Что? Каковъ ты, таковъ онъ былъ, а каковъ онъ. нынѣ, таковъ ты будешь и всегда тщися на смерть быть:

Понеже мы подвержены вси единой смерти: Не вѣстно, когда тя похощетъ стерши.

„Пресшавльшемуся же исполняя взаимную Христіанскую любовь, помолися прилежно: Да человѣколюбивый Богъ Господь, по неизрѣченному своему къ роду человѣческому милосердному снисхожденію, того душу преставлшася, вольная и невольная согрѣ-

(*) Сей образъ, украшенный драгоцѣнными камнями, по свидѣтельству Г. Берха, отданъ въ церковь стараго Вознесенія въ Москвѣ, гдѣ и находился до 1812 года.

щенія, яко человѣка, немощи и паденію бывши подвержена, вселитъ въ нѣдра Авраамле и даруетъ вѣчную жизнь, питающую души приведенныхъ неизрѣченнымъ умнымъ свѣтомъ.

И сотвори ему и пр.

Не по должности надписалъ горькослезный Иванъ, нижайшій рабъ, сынъ ему любезный.“

Кромѣ надгробнаго камня, покрывающаго прахъ Магницкаго, осталась послѣ него первая на Россійскомъ языкѣ Ариѳметика, напечатанная Славянскими буквами: нумерація въ ней изображена арабскими цифрами, каждое отдѣленіе сей книги оканчивается силлабическими нравоучительными стихами. Она напечатана въ Москвѣ 1703 г. въ листъ, по повелѣнію Петра I и посвящена его имени;ц подъ гербомъ напечатаны слѣдующіе стихи:

Пріими, юне, премудрости цвѣты,

Разумныхъ наукъ обтекая верты,

Ариѳметикѣ любезно учися,

Въ ней разныхъ правилъ и штукъ предержися;

«Ибо въ гражданствѣ къ дѣламъ есть потребно

Лечити твой умъ, аще числитъ вредно.

Та пути въ небѣ рѣшитъ, и на мори.

Еще на войнѣ, полезна и въ поли.

Обще всѣмъ людямъ образъ даетъ знати,

Дабы исправно въ размѣрахъ ступати.

Со ней ты цвѣти, какъ кринъ благовонный,

Равно и къ инымъ наукамъ будь хотный.

Виньетъ въ заглавіи книги представляетъ Ариѳметику въ образѣ вѣнценосной жены, сѣдящей на престолѣ, съ клюнемъ въ одной рукѣ, съ линейною мѣрою въ другой; надъ Ариѳметикою изображено сіяніе Божества, начертаннаго Еврейскими письменами; престолъ ея на пяти ступеняхъ: дѣленіи, умноженіи, вычисленіи, сложеніи, счисленіи. Самый храмъ поддерживается 8 столпами, на коихъ написаны — по одну сторону: Геометрія, Стереометрія, Астрономія, Оптика; по другую: Меркаторія, Географія, Фортификація, Архитектура. На базисѣ столповъ начертано:,,Ариѳметика что дѣетъ,

„На столпахъ то все имѣетъ.“

Ариѳметика у Магницкаго раздѣлена на Политику, или гражданскую, и логистику, не ко гражданству токмо, но и къ движенію Небесныхъ круговъ принадлежащую, съ астрономическими таблицами, кои вычислены для употребленія мореходцевъ. Какъ въ XVII вѣкѣ Ариѳметикою разрѣшались всѣ вопросы математическія вопросы: то и книга Магницкаго содержитъ въ себѣ приложеніе Ариѳметики къ Геометріи и Навигаціи; по ней-то онъ преподавалъ свои уроки съ Фарварсономъ въ Сухаревскомъ училищѣ. Изъ какихъ же источниковъ почерпнулъ свое сочиненіе, самъ говоритъ онъ въ предисловіи: „собрахомъ сію науку Ариѳметику изъ многихъ разноязычныхъ книгъ, Греческихъ, Латинскихъ, Нѣмецкихъ и старопреводныхъ Славенскихъ и добрымъ положихомъ чиномъ.“ О другихъ ученыхъ трудахъ Магницкаго доселѣ ничего не извѣстно; но едвали они ограничивались одною книгою.

Хотя уже въ Россіи были и до Магницкаго переведенныя съ другихъ языковъ Математическія книги еще во времена Царей Бориса Годунова и Михаила Ѳеодоровича; но всѣ онѣ писаны азбучнымъ буквальнымъ счетомъ. Магницкій издавъ Ариѳметику, первый ввелъ Арабскія цифры въ употребленіе въ Россіи, способствовалъ къ распространенію математическихъ наукъ въ Отечествѣ своемъ и къ образованію математическаго языка. Современникъ его, Тредьяковскій, пишетъ объ немъ слѣдующее: „Магницкій Леонтій, мужъ свѣдущій Славянскій языкъ, истинный Хрістіанинъ, добросовѣстный и нельстивый человѣкъ, первый Россійскій Ариѳметикъ и Геометръ (*).“

І. ) (.

(*) Академ. ежемѣсячныя сочиненія, 1755 г. Т. I, стр. 489.