УДК 511(091)

Надгробная плита Л. Ф. Магницкого1

Е. И. СЕРЕБРЯКОВА

В ряде исследований, посвященных личности и деятельности первого русского педагога-математика Л. Ф. Магницкого, а также в некоторых обобщающих работах по истории развития математических знаний в России как своеобразный биографический источник упоминается, а порой цитируется или пересказывается текст пространной эпитафии Леонтия Филипповича, сочиненной ему его сыном Иваном [1, с. 341—342; 2, с. 71—72]. В настоящее время надгробная плита Л. Ф. Магницкого (рис. 1)—весьма примечательный в своем роде историко-культурный памятник эпохи петровских преобразований — хранится в филиале Государственного исторического музея, Покровском соборе (храме Василия Блаженного).

Л. Ф. Магницкий умер в 1739 г. и был похоронен в церкви Гребневской Богоматери, бывшей для семьи Магницких приходской, так как жили они неподалеку на Лубянке, в доме, подаренном Петром I2 [3, с. 7]. Церковь Гребневской Богоматери (или Успения «на бору», как ее еще называли по имени главного престола) была построена в 1472 г. Иваном III как обетная в честь победы над новгородцами в битве на Шелони. В новопостроенную церковь была передана из Кремлевского Успенского собора чудотворная икона Богоматери, именуемая Гребневской, по легенде подаренная после победы на Куликовом поле жителями городка Гребни великому князю Дмитрию Ивановичу Донскому [4, с. 7]. Церковь неоднократно горела во время московских пожаров, перестраивалась и поновлялась. Ее трапезная, построенная во 2-й половине XVII в., служила усыпальницей для ряда знатных фамилий — Щербатовых, Урусовых, Волынских. Там же, в трапезной, находились и надгробия четы Магницких — Леонтия Филипповича и Марии Гавриловны, которые видел и о которых сообщил с частичным воспроизведением текста эпитафии Л. Ф. Магницкого неутомимый

1 Настоящая статья подводит итоги работы по изучению плиты Л. Ф. Магницкого, начатой автором совместно с Л. Е. Майстровым (1920—1982) в 1980 г.

2 Кроме дома на Лубянке, Ратынский упоминает пожалованные Магницкому Петром I «деревни в Тамбовской и Рязанской губернии».

Рис. I. Надгробная плита Л. Ф. Магницкого

исследователь московских древностей И. М. Снегирев в статье в «Московских Ведомостях» № 76 за 1836 г.3 Но надо сказать, что уже ранее, в 1831 г., В. Н. Берх писал: «... на стене храма Гребневской Божией Матери... изсечена была ему и надгробная плита, к сожалению до нас не дошедшая» [5, с. 52]. О переделках пола в трапезной, скрывших под настилом древний помост с надгробиями, говорят и некоторые другие источники. Таким образом, текст, опубликованный И. М. Снегиревым в «Московских Ведомостях», на протяжении почти ста лет оставался единственным источником, и именно он переходил от издания в издание.

В конце 1920-х годов при прокладке трассы московского метрополитена церковь Гребневской Богоматери была предназначена к слому. Очевидно, при начавшихся работах и было вновь открыто в трапезной захоронение Магницких. «Самовидцем» этого события стал известный исследователь И. К. Андронов, который вновь списал текст надгробной плиты Л. Ф. Магницкого; сведения об этом он опубликовал в 1969 г. [6, с. 75—78]. На эту работу ссылается и Т. Н. Каменева в статье, посвященной знаменитому учебнику Л. Ф. Магницкого «Арифметика, сиречь наука числительная...» [7, с. 74—75].

Как попали надгробные плиты Л. Ф. и М. Г. Магницких в Покровский собор? Судя по некоторым документам, меры по спасению древних памятников эпиграфики из церкви Гребнев-

3 По словам И. М. Снегирева, «надгробие г-жи Магницкой еще в прошлом столетии обращено надписью в низ».

ской Богоматери были предприняты сотрудниками музея-собора еще в 1927 г. Это счета ломовых извозчиков «за доставку в музей-собор Василия Блаженного древних белокаменных плит и ядер из церкви Гребневской Богоматери», от 17 октября, 2 и 4 ноября 1927 г. [8]. Инициатором предпринятого перевоза плит в Покровский собор был первый директор этого музея (с 1923 г.) Е. И. Силин, при котором в соборе было собрано большое количество древних надгробных плит — интереснейших памятников эпиграфики. Со временем предполагалось экспонировать их в одном из помещений подклета Покровского собора. К сожалению, эта идея так и не была осуществлена, хотя перед самой Великой Отечественной войной в 1940 г. сотрудниками музея-собора, ставшего с 1929 г. филиалом ГИМа, было составлено обоснование и краткий проект подобной выставки. В 1950-х годах древнейшие белокаменные надгробия, хранившиеся в Покровском соборе, были описаны В. С. Гиршбергом и сведения о них частично опубликованы [9]. В настоящее время большинство надгробных памятников и их фрагменты переданы из Покровского собора в филиал ГИМа Донской монастырь, в том числе и некоторые надгробия с именами Волынских и Щербаковых, очевидно, также происходящие из церкви Гребневской Богоматери. Что касается надгробной плиты Л. Ф. Магницкого, то она, действительно, после перевоза в Покровский собор на целый ряд лет вновь «исчезла» из поля зрения исследователей, так как доступ к ней был затруднен чисто физически, вплоть до 1979— 1980 гг., до того момента, как в помещении, где она хранилась вместе с другими, начались реставрационные работы, и появилась возможность разборки этих весьма солидных по весу памятников. Тогда нам и удалось полностью прочитать и по достоинству оценить текст эпитафии Л. Ф. Магницкого и как своеобразный исторический источник, и прежде всего как важнейший мемориальный памятник, связанный с личностью выдающегося деятеля просвещения Петровской эпохи. Помимо исторической (прежде всего фактографической) ценности надпись интересна как образец «жанра» эпитафии этого времени, следующего определенным канонам, но в котором прослеживаются и индивидуальные обороты и выражения, свойственные автору ее — сыну Л. Ф. Магницкого Ивану, который по некоторым сведениям, учился в Киевской могилянской академии4. Эти же характерные литературные обороты присутствуют и в тексте надгробной надписи М. Г. Магницкой, сочиненной тем же Иваном, который стал, как следует из содержания, нечаянной причиной смерти своей матери.

Представляется небезынтересным полная публикация текста обоих надгробий в том виде, как они существуют в настоящее время, в сравнении с опубликованными текстами плиты Л. Ф.

4 Приношу благодарность за любезное предоставление сведений об обучении И. Магницкого в Киеве Т. Г. Куприяновой.

Магницкого (эпитафия M. Г. Магницкой публикуется впервые) и с указанием на появившиеся, к сожалению, по сравнению с опубликованным, новые утраты. Тексты приводятся с сохранением особенностей орфографии, титла (сокращения) раскрываются. Ъ заменяется на Е, у — на У, I — на И. Мы сочли нужным дать в круглых скобках места, читавшиеся в прошлых публикациях, но ныне безвозвратно утраченные. Двумя косыми чертами обозначены «абзацы» расположения текста на плите. Многоточием обозначены прочие утраты текста.

Описание. Надгробная плита Л. Ф. Магницкого (ГИМ, Ф. н/в 5639/39) имеет прямоугольную форму, высечена из светлого песчаника; размеры— 138x76 см. Убористый текст в 50 строк (высота букв колеблется от 2,5 до 3,5 см) имеет определенную композиционную структуру, в расположении его хорошо читается разбивка на четкие смысловые и ритмические «блоки». Текст заключен в раму-картуш трапециевидных очертаний с арочным завершением, по бокам украшенную сохранившимися фрагментарно гирляндами из лилиеобразных цветков5 и волнистыми листьями «травы», как бы вырастающей из-за рамы.

Текст.

// В вечную память // христиански честно целомудренно ... пожившему Леонтию Филипповичу (Маг) н(ицкому) первому в России математ(ики учителю) // зде погребе (иному) // мужу // христианства истиннаго веры в Бога претве(рдой) ...Бога несумненной любви к ближнему нелицемерной благо(честия) ревностнаго жития чистаго смирения глубочайшаго (великодушия) постояннаго нрава тишайшаго разума зрелаго обхождения честн(аго) (праводу)шия любителю в услугах государем своим и отечеству усе(рд)ней(шему попечителю (подчи)ненным отцу (любез)ному оби(д) от (непри)ателей (терпелив)ейшему ко всем приатнейшему и всяких обид страстей и злых дел всеми силами чуждающемуся в (на)ставлении юных в р(ассужде)нии и совете друзей искуснейш(ему) правды (ка)к о духовных так и гр(а)жданских д(е)лах опаснейшему хра(н)ителю доброд(е)телнаго жити(я) истинному подраж(а)телю вс(е)х добродетелей (собранию) // который // путь сего вре(м)еннаго и прискорббнаго жит(ия) нача(л) 1669 года июня 9 дня наукам изучился дивным и неудобовероятным способом ег)о величеству Петру Первому великому (импер)атору и сам(одержцу) всероссийскому для остроумия в науках у (чинился) знаем в 1700 году и от его величе(ства по у) смотрению нрава ко всем всеприатнейшаго и к себе влекущ(аго) пожалован именован прозванием Магницкий и учинен (ро)ссийскому благородному юношеству учитель математики // в котором звании // ревностно верно честно всеприл (е)жно и безпорочно служа четырем самодержцам всероссийским IIи пожив в мире сем 70 лет 4 месяца и 10 дней //

5 Аналогичный орнамент имеется на надгробии купца Янкова 1786 г. на кладбище Донского монастыря.

// 1739 году октября 19 на 20 пополуночи 1 часу... // оставя добродетелным своим житием благочестно христианской кончиною пример (оставшим) по многих и неисчетных мира сего сует и по то... по шестодневной болезни // и тою // благочестно скончался // ...олно жил себе по заслугам и для памяти вечной // но ах недоволно ... своих присных и для услуг всего отечества ... во царствии небесном бессмертный // ты же пришедший // что ищеши в сем... еже есть прах и пепел... // научися у сего гроба что каков ты таков он был ...он ныне таков ты будешь // и всегда тщися готов на смерть быти ... мы подвержены ... смерти...

Сие по должности написал горкослезный Иван нижайший раб и сын ему любезный.

Описание. Надгробная плита М. Г. Магницкой (ГИМ, Ф. н/в. 5639/40) прямоугольной формы, из белого песчаника, размер 110x58. В настоящее время разбита на 6 фрагментов, собрать которые вместе и прочитать надпись удалось только в 1983 г. Надпись в 33 строки, обрамлена выпуклыми полуколоннами, обвитыми виноградной лозой. В самом низу плиты, очевидно, было рельефное изображение Адамовой головы (сбито). Текст воспроизведен без дополнений, со всеми утратами, так, как он читается в настоящее время.

Текст.

// Зде лежит // тело Марии Гавриловой дочери Окунковы6 [10, с. 34] // супруги математических школ учителя Леонтиа Филиппова сына Маг... // жены // прямаго благочестия нрава тишайшаго разума ... лаго обложения честнаго... ятства нелицемернаго жития добродетелнаго // христиански в мире сем поживши // 45 лет 1 месяц и 23 дни // рожденыя 1683 года генваря 26 дня // которая // чрезмерно обвеселившися возвращением любезнаго своего сына нечаянною своею и скорою смертию в горкую всех своих печаль привела // 1733 года марта... числом пополуночи в 4 часу // толь острым пристрастием смерть добр... рдца пронзила что по горким присутствующих слезам невозможно было познать... ный кто свойственный а кто друг кто слуга // ... и был // толико молить о упокоении... любовь к Богу и... ...горячее жаление... м пролило // научися пришедший // от ея неумеренныя и толь вредителныя радости вред видя во всем любить умеренность // [Далее надпись идет лишь на одном фрагменте] представлшейся // жалея умеренно // в одном сем неумерен // то есть // о ней Богу прилежно // ... своей прибытия сыновия вселил в жилище вечныя // ... ей вечную память //

Сие надписал слезный Иван сын ей любезный.

6 Илья и Дмитрий Окунковы упоминаются в «Записке Леонтия Магницкого по делу Дмитрия Евдокимова Тверитинова».

Надгробная плита Л. Ф. Магницкого в настоящее время включена в тематико-экспозиционный план будущей экспозиции Государственного исторического музея.

Литература

1. Депман И. В. История арифметики. М.: Учпедгиз, 1950.

2. Денисов А. И. Леонтий Филиппович Магницкий. М., 1963.

3. Ратынский Н. А. Арифметика сиречь наука числительная. СПб., 1881. Вып. 2.

4. Снегирев И. М., Мартынов А. Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества. М., 1952. Т. 3.

5. Берх В. Н. Жизнеописание первых российских адмиралов или опыт истории российского флота. СПб., 1831. Ч. 1.

6. Андронов И. А. Первый учитель математики российского юношества Леонтий Филиппович Магницкий // Математика в школе. 1969. № 6.

7. Каменева Т. Н. К истории издания «Арифметики» Магницкого // Книга. Исследования и материалы. М.: Книга, 1984. Вып. 48.

8. Архив филиала ГИМ «Покровский собор». П. 4/2, ед. хр. 31, 32.

9. Гиршберг В. Б. Материалы для свода надписей на каменных плитах Москвы и Подмосковья. XIV—XVII вв. // Нумизматика и эпиграфика. 1960, вып. 1. 1962. Вып. 3.

10. Памятники древней письменности СПб., 1881. Т. 80.