Ю. Д. КАЦЕНЕЛЬСОН

ИЗДАТЕЛЬСТВО „MATHESIS"

(из истории книгоиздательского дела в России)

В самом начале 1904 г. в журнале «Вестник опытной физики и элементарной математики», издававшемся в Одессе, появилось лаконическое объявление: «Mathesis». Приготовляются к печати следующие издания: Sv. Arrhenius. Физика неба. Пер. с нем. под ред. прив.-доц. А. Орбинского. Н. Weber и J. Wellstein. Энциклопедия элементарной математики. Часть 1-я. Энциклопедия элементарной алгебры, составленная проф. Н. Weber'ом. Пер. с нем. под ред. прив.-доц. В. Кагана. Н. Abraham. Сборник элементарных опытов по физике, составленный по поручению Французского физического общества при участии многих профессоров и преподавателей физики. Часть 1-я. Пер. с франц. под ред. прив.-доц. Б. Вейнберга. Успехи физики. Сборник статей, содержащих популярное изложение последних приобретений науки в области физики. Под ред. «Вестника опытной физики и элементарной математики». Выпуск 1-й1.

Далее следовало указание адреса одной из одесских типографий, при которой находился склад издания.

Это объявление, скромно приютившееся на внутренней стороне обложки провинциального журнала, было первым сообщением о том, что сформировалось и приступило к деятельности издательство «Mathesis», которое, по компетентному отзыву, «являлось самым крупным научным издательством в дореволюционной России», а «по тщательности подбора издаваемых книг и по высокому качеству книжной продукции... было лучшим в России».2

1 «Вестник опытной физики и элементарной математики». № 361 от 15 января 1904 г. В дальнейшем журнал этот будет обозначаться сокращенно «ВОФ и ЭМ».

2 Я. С. Дубнов и П. К. Рашевский. В. Ф. Каган. Краткий обзор научной биографии. (К 80-летию со дня рождения). Труды Семинара по векторному и тензорному анализу с их приложениями к геометрии, механике и физике. Вып. VII. М.—Л., Гостехиздат, 1949, стр. 24. В дальнейшем этот источник называется сокращенно «Труды».

«Матезис» именовало себя «издательством научных и научно-популярных сочинений из области физико-математических наук», фактически же, как будет показано ниже, тематика его изданий была значительно шире.

В том же 1904 г. вышли в свет первые книги издательства из числа указанных в объявлении. Издательство дебютировало тремя книгами: Г. Абрагам. Сборник элементарных опытов по физике. Часть 1; С. А. Аррениус. Физика неба; сборник статей «Успехи физики». Вып. I.3

Возникнув в 1904 г., издательство в 1924 г. прекратило свою деятельность. Следовательно, формально оно функционировало 21 год. Практически же оно работало нормально не более половины этого срока. Тому были серьезные причины, которых мы ниже коснемся.

По своей экономической природе издательство это было довольно своеобразным. Его основали в содружестве три приват-доцента Одесского (по-тогдашнему Новороссийского) университета: Вениамин Федорович Каган, Артемий Робертович Орбинский и Самуил Осипович Шатуновский. Кроме более чем скромного вознаграждения, получаемого за преподавание, эти научные работники никакими денежными ресурсами не располагали, поэтому издательство, во всяком случае в первые годы его существования вынуждено было пользоваться кредитом, а это естественно ограничивало объем его деятельности. Вот почему за первые четыре года (1904—1907) издательство выпустило всего 14 книг.4

Но уже к 1908 г. издательство завоевало единодушную положительную оценку со стороны рецензентов и читателей, материально окрепло и получило возможность широко развернуть свою деятельность. За 1908—1914 гг., за семь лет, издательство выпустило уже 129 книг, что составляет в среднем 18 книг в год. Этот период был наиболее продуктивным в работе издательства.

В годы первой мировой войны количество выпускавшихся издательством книг резко снизилось, а в 1918—1922 гг. свелось почти к нулю. О причинах распространяться не приходится. В 1923 г. издательство возобновило деятельность, выпустило 20 книг, но уже в 1924 г., как было указано, окончательно ликвидировалось. Всего за время своего существования издательство выпустило 174 книги, в том числе 135 первым изданием. Эти цифры оправдывают приведенную выше его характеристику как относительно крупного научного издательства в дореволюционной России. Следут отметить, что по отношению к любому другому дореволюционному издательству было бы технически невозможно

3 ВОФ и ЭМ, № 381 от 15 ноября 1904 г. Необходимо отметить, что на обложках и титульных листах указанных книг проставлен 1905 г.; очевидно, издательство следовало широко практиковавшемуся дореволюционными издательствами обыкновению «омолаживать» свои издания на один год.

4 Здесь как и в дальнейшем, если нет специальной оговорки, счет ведется не по названиям, а по книгам (томам), причем учитываются как первые, так и после дующие издания.

установить точно количество выпущенных им книг, но в данном случае это оказалось возможным благодаря тому, что издательство систематически публиковало в своих изданиях исчерпывающие перечни выпущенных им книг.

Сверкой этих публикаций с каталогами книжных магазинов и некоторыми другими источниками и установлены приведенные выше цифры, которые, если и содержат погрешности, то измеряемые лишь единицами.

Покончив с количественными показателями, обратимся к характеристике качества работы этого издательства.

Известный русский педагог, методист-математик С. И. Шохор-Троцкий верно охарактеризовал издательство как «идейное».5 Действительно, вся деятельность издательства была подчинена определенному комплексу идей. Его основателей и руководителей объединяли общность принципиальных научных воззрений, педагогическая и научно-просветительная деятельность.

На математическом факультете Новороссийского университета сложилась одесская школа математиков. В литературе эта школа характеризуется так: «Математический коллектив Одесского университета... имел собственное лицо, своеобразие которого еще не исследовано и не оценено историей русской науки. Это было устремленное в сторону обоснования математики критика-логическое направление...»6 «Вопросы обоснования математических наук, тогда только начинавшие занимать русских математиков, были предметом специальных интересов группы одесских математиков, во главе которых стоял профессор И. В. Слешинский».7 Одним из основателей этой школы был С. О. Шатуновский,8 ее взгляды разделял В. Ф. Каган, позднее «основатель тензорной дифференциально-геометрической школы в СССР»,9 и ряд других одесских математиков, сотрудничавших в издательстве.

Одной из основных задач издательства было ознакомление широких кругов лиц, интересующихся математикой, в том числе и обладающих ограниченной математической подготовкой, с важнейшими и труднейшими математическими проблемами в трактовке их первоклассными учеными. Для характеристики этой стороны деятельности издательства поучительно предисловие редактора к книге Г. Ковалевского «Введение в исчисление бесконечно малых», вышедшей в 1909 г.; «Точное определение понятий и строго-логическое развитие идей, лежащих в основании великой науки Ньютона и Лейбница, потребовало огромной затраты труда при чрезвычайной глубине мышления со стороны первоклассных геометров второй половины 19-го века. Знакомство с этими идеями

5 Русская школа, 1912, № 4, стр. 33.

6 Труды, стр. 18.

7 Е. В. Ефимов, А. М. Лопшиц, П. К. Рашевский. Вениамин Федорович Каган. (К восьмидесятилетию со дня рождения). Успехи математических наук, т. IV, вып. 2 (30), март — апрель, 1949, стр. 6.

8 БСЭ, изд. 2-е, т. 47, стр. 544—545, ст. «Шатуновский Самуил Осипович».

9 БСЭ, изд. 2-е, т. 19, стр. 282, ст. «Каган Вениамин Федорович».

и понятиями в той обработке, какая им дана Вейерштрассом, Дедекиндом, Кантором и другими новейшими геометрами, представляет большую важность для общего философского развития ума и, во всяком случае, является обязательным... для преподавателя анализа бесконечно малых... Однако самая глубина идей и отвлеченность понятий являлись препятствием для их широкого распространения в образованной части публики. Маленькое сочинение боннского профессора Ковалевского имеет в виду ознакомить широкий круг читателей с началами анализа бесконечных в той формальной постановке, какая дана этой науке в новейшее время упомянутыми учеными, и мы думаем, что появление этого сочинения на русском языке принесет пользу не только преподавателям средней школы, но и нашему учащемуся юношеству, особенно теперь, когда начала учения о бесконечных введены в обязательный курс реальных училищ».

Последняя фраза предисловия вплотную подводит к двум другим идеям, лежащим в основе деятельности издательства.

Его руководители, все трое, были педагогами, горячо любившими свое дело. Двое из них — В. Ф. Каган и С. О. Шатуновский — в течение ряда лет были преподавателями не только в высшей, но и в средней школе. Они стремились снабдить как учащих, так и учащихся первоклассными учебниками, пособиями, руководствами. Надо сказать, что эта задача была выполнена ими для своего времени блестяще. Об этом свидетельствуют рецензии, повторные издания, а всего наглядней то обстоятельство, что многие книги, так сказать, пережили издательство, и продолжали переиздаваться советскими государственными издательствами после ликвидации «Матезиса».

Соответствующие факты будут приведены в своем месте, но уже здесь надлежит отметить, что по книгам издательства учились десятки тысяч учащихся высшей и средней школы.

Наконец, руководители издательства были горячими и убежденными сторонниками научного просветительства. Научные понятия, научные факты, научные теории они стремилась сделать доступными широким кругам лиц, обладающим элементарными научными знаниями, но стремящимся расширить, пополнить и углубить их.

Для этого единственным путем является популяризация, чему издательство и уделяло пристальное, неослабное внимание. Это была популяризация высокого качества, обеспечивавшая предельную ясность, предельную доступность излагаемого предмета, но без малейшего ущерба для научной строгости. Если в научно-популярной книге тему нельзя было подать именно так, то издательство предпочитало совсем ее не касаться. В предисловии ко второму выпуску «Успехов физики» редакция писала: «В нашем сборнике... совсем не затронут принцип относительности — новое учение, которое горячо дебатируется в настоящее время во всех физических журналах и является в физике одним из самых живых вопросов текущего дня. Из имеющихся по этому

вопросу статей мы не нашли ни одной, дающей о нем действительно ясное представление не специалисту». Это писалось в 1911 г.. но уже в 1912 г. издательство выпустило брошюру Э. Кона и А. Пуанкаре «Пространство и время с точки зрения физики». Если не ошибаюсь, это была первая популяризация теории относительности на русском языке. Об удачности выбора свидетельствует отзыв рецензента: «Авторы сделали все возможное, чтобы разъяснить не специалисту сущность принципа относительности.»10

В дореволюционной переводной научно-популярной литературе мы часто встречаемся с таким явлением: места, которые, по мнению редакции, затруднительны для читателя, опускаются или заменяются пересказом. В практике издательства «Матезис» таких случаев не наблюдалось. Наоборот, издательство всегда стремилось каждую переводную работу давать в ее полной последней редакции, не останавливаясь ни перед техническими трудностями, ни перед финансовыми затратами. Трудности же тематические преодолевались редакционной и комментаторской работой.

В самом начале деятельности, в 1904 г., издательство стало готовит перевод капитальной работы Г. Вебера и И. Вельштейна «Энциклопедия элементарной математики». Выпуск первого тома задержался до 1906 г., так как в 1905 г. появилось на немецком языке второе издание этого тома со значительными дополнениями. Включить последние в набранный уже текст русского перевода было невозможно. Издательство дало их особым приложением в конце книги, о чем осведомило читателей в предисловии.

Сложней оказалось дело с книгой А. Риги «Современная теория физических явлений (радиоактивность, ионы, электроны)». (1908). Предоставим слово издательству, которое в предисловии писало: «Было набрано уже более трех четвертей этого русского перевода со второго итальянского издания этой книги, когда мы узнали о появлении в свет, в начале этого года, третьего итальянского издания. Сравнение третьего издания со вторым показало, что проф. Риги... почти удвоил объем дополнениями (в оригинале 290 вместо 165 стр.). При наличии такой коренной переработки издательству «Матезис» оставалось только одно: начать сызнова всю работу, чем объясняется запоздание выхода в свет настоящего издания».

Последний пример. В 1905 г. издательство закончило печатанием книгу Ф. Ауэрбаха «Царица мира и ее тень. Общедоступное изложение оснований учения об энергии и энтропии». В рецензии на эту книгу говорится: «Давно нам не приходилось читать столь увлекательно и ясно написанной научно-популярной брошюры... до того, как мы прочли статью проф. Ауэрбаха, нам, по крайней мере казалось, что это понятие (энтропии — Ю. К) не поддается такому изложению».11

10 «Природа», 1912, июль — август, стр. 1012.

11 «Мир божий», 1905, сентябрь, стр. 137 и 138.

Время подтвердило выбор издательства: до 1911 г. книга выдержала шесть изданий, а в 1919 г. была переиздана Научным издательством в Петрограде. Казалось бы, издательство могло спокойно выпустить уже отпечатанную книгу в свет. Но, узнав, что во Франции вышел в свет перевод книжки Ф. Ауэрбаха с предисловием известного швейцарского ученого Ш. Э. Гильома (правильнее Гийома. — Ю. К.), издательство задержало выпуск книги. Было переведено предисловие Гийома и присоединено к русскому изданию. Предисловие это ценно по содержанию, блестяще по форме и по характеру научной популяризации.

Для достижения задач, которые издательство преследовало,— строгая научность, педагогичность, популярность — недостаточно было удачно выбирать книги, требовалось еще большая редакторская и комментаторская работа.

В многочисленных рецензиях на издания «Матезиса» неоднократно отмечалась тщательная, вдумчивая работа над текстом переводных работ (а они преобладали среди его изданий). В отдельных случаях редакторы книг проделывали очень большую работу, давая не только пояснительные примечания и комментарии, но и вводя ценные дополнения, самостоятельные статьи.

В книге А. Адлера «Теория геометрических построений» редактором С. О. Шатуновским дано 127 примечаний (стр. 281 — 302), а введение редактора ко второму изданию этой книги (1924 г.) так разрослось, что издательство предпочло выпустить его отдельной книжкой.12 К книге Ф. Кэджори «История элементарной математики с указаниями на методы преподавания» редактором И. Ю. Тимченко, помимо 69 примечаний в тексте, дано 37 добавлений (стр. 313—350), из которых отдельные представляют собой небольшие очерки. Огромную (более 1500 стр.) «Энциклопедию элементарной математики» Г. Вебера и И. Вельштейна редактор ее В. Ф. Каган «снабдил столь обширными примечаниями и дополнениями, что мог бы считаться соавтором».13

Кто же выполнял в издательстве эту многообразную работу?

Прежде всего сами руководители издательства. Так, В. Ф. Каган отредактировал 6 книг, А. Р. Орбинский — 8, С. О. Шатуновский—11 (считая только первые издания), то есть все вместе около 1/5 всех выпущенных издательством книг. К работе привлекались профессора и приват-доценты Одесского университета: И. В. Слешинский, С. Н. Бернштейн и И. Ю. Тимченко (математика); Н. П. Кастерин, Б. П. Вейнберг и Д. Д. Хмыров (физика); П. Г. Меликов (химия); В. В. Завьялов и Л. А. Тарасевич (биология); Г. И. Танфильев (география); Н. Н. Ланге (философия). Ими было отредактировано 30 книг в первых изданиях.

Только силами своих коллег по университету руководители издательства, разумеется, ограничиться не могли. Среди редак-

12 С. О. Шатуновский. Об измерении прямолинейных отрезков и построении их с помощью циркуля и линейки. Одесса, Матезис, 1925.

13 Труды, стр. 24.

торов, приглашавшихся со стороны, были такие видные ученые, как К. А. Поссе и В. И. Шифф (математика); И. И. Боргман и О. Д. Хвольсон (физика); П. И. Вальден и Л. В. Писаржевский (химия) и др.

Кроме того, отдельные книги издательства выходили под редакцией журнала «Вестник опытной физики и элементарной математики». Об этом журнале, оказавшем значительные услуги научному просвещению в дореволюционной России, теперь помнят немногие; позволительно уделить ему несколько строк.

Журнал возник в Киеве в 1886 г. первоначально как «Журнал элементарной математики». Вскоре он переменил название на «Вестник опытной физики и элементарной математики», так как значительно расширил тематику. С 1891 г. журнал издавался в Одессе и прекратил выход в 1916 г., просуществовав, таким образом, 30 лет. До 1911 г., когда в Москве начал изда1ваться журнал «Математическое образование», «ВОФ и ЭМ» «был в России первым устойчивым научно-популярным журналом по этим дисциплинам (предшествующие попытки издавать такой журнал быстро кончались неудачей»).14

В течение 30 лет существования «ВОФ и ЭМ» был для широкого круга читателей «проводником математической культуры».15 И не только математической, потому что журнал помещал оригинальные и переводные работы по разнообразным дисциплинам физико-математического цикла. Несколько небольших работ, опубликованных в журнале, были переизданы «Матезисом», например: Э. Вихерт. Введение в геодезию (1907 и 1912); Р. Дедекинд. О преобразовании многогранников (1913); Дж. Перри. Вращающийся волчок (1906).

С 1904 г., т. е. года возникновения издательства, В. Ф. Каган стал единственным редактором «ВОФ и ЭМ», и что, естественно содействовало содружеству журнала и издательства. Под редакцией «ВОФ и ЭМ» в издательстве вышло 17 книг (в первом издании), в том числе такие издания, как книга П. Лакура и Я. Аппеля «Историческая физика», в двух томах (более 900 стр.), сборники «Успехи физики» и «Успехи химии».

Необходимо остановиться еще на одном моменте идеологического порядка.

Как уже было указано, издательство выпускало больше переводных работ, чем оригинальных. На это обстоятельство было обращено внимание прив.-доцентом В. В. Стратоновым в его рецензии на книгу С. Ньюкома «Астрономия для всех» (1905). О выборе книги рецензент отозвался положительно: «по ее доступности широкому кругу публики» рецензент считает «Астрономию для всех» лучшей книгой из существующих... курсов астрономии на русском языке.»16 Закончил же он свою рецензию еле-

14 Труды, стр. 16.

15 Там же, стр. 17.

16 «ВОФ и ЭМ», 1906, № 414, стр. 139.

дующим замечанием: «В заключение — несколько слов по поводу деятельности товарищества «Mathesis», оно ограничивается до сих пор... изданием переводных трудов иностранных ученых. Спору нет, что появление хорошей переведенной книги желательней, чем оригинальной, но дурно написанной. Однако имена переводчиков или редакторов переводов и установившаяся за ними ученая репутация служат ручательством, что книги, принадлежащие их перу, будут в большинстве случаев не хуже переводимых ими».17

Разумеется, это несколько своеобразная постановка вопроса, но независимо от этого законно поставить другой вопрос: не было ли в этой стороне деятельности издательства переоценки иностранного и недооценки своего, отечественного, что не так уже редко встречалось в дореволюционной России.

Ни в малейшей степени. Об этом говорят факты: Прежде всего, издательство за время своей деятельности выпустило немало оригинальных работ русских ученых. Перечислим наиболее значительные: А. А. Марков, акад. Исчисление конечных разностей (1910); Б. П. Вейнберг. Снег, иней, град, лед и ледники (1909); А. В. Клоссовский. Основы метеорологии (1910 и 1914); М. Г. Центнершвер. Очерки по истории химии (1912); Б. Ф. Вериго. Единство жизненных явлений (1912) и Биология клетки как основа учений о зародышевом развитии и размножении (1913); Н. Ушинский. Лекции по бактериологии (1908); Г. И. Танфильев. География России. Часть первая. Введение. (1916); А. Н. Щукарев. Проблемы теории познания в их приложениях к вопросам естествознания и в разработке его методами (1913); П. И. Вальден. Очерк истории химии в России (более 300 стр.) в кн. А. Ладенбурга «Лекции по истории развития химии от Лавуазье до нашего времени» (1917).

Другой факт. Издательство «Mathesis», как правило, не прибегало к переизданию книг, ранее вышедших в других русских издательствах. Из этого правила я обнаружил только три исключения, и все они относятся к работам отечественных авторов. Две из них упомянуты выше. Это работа акад. А. А. Маркова, которая вышла первым изданием в 1889—1890 гг. и работа Н. Г. Ушинского, вышедшая первым изданием в 1901 — 1902 гг. Третья — работа А. В. Клоссовского «Физическая жизнь нашей планеты на основании современных воззрений», вышедшая первым изданием в 1899 г., была переиздана «Матезисом» в 1908 г.

И последнее соображение по обсуждаемому вопросу. Нам пришлось просмотреть несколько десятков рецензий на издания «Матезиса», но ни в одной из них не говорилось о том, что какая-нибудь из переводных работ могла быть с успехом заменена аналогичной работой отечественного автора.

17 «ВОФ и ЭМ, 1906, № 414, стр. 140.

Объясняется это просто. По верному замечанию одного из рецензентов, издательство подбирало для издания «наиболее нужные, выдающиеся и интересные по содержанию книги из области физико-математических наук».18 Если отечественный автор предлагал ценную книгу, издательство охотно ее издавало. Вот, например, что писал химик М. Г. Центнершвер в предисловии в своей книге «Очерки по истории химии», вышедшей первоначально в России на польском языке: «Благосклонные отзывы печати, а равно и несомненный интерес публики к моим «Очеркам» возбудили во мне желание сделать эту книжку доступной и для русской публики. Издательство «Матезис» с чрезвычайной любезностью пошло навстречу этому желанию и таким образом «Очерки» появились в свет». Но, если нужна была книга определенной тематики для определенного круга читателей, а соответствующего предложения от отечественного автора не поступало, издательству ничего другого не оставалось, как прибегнуть к переводу.

Содержание изданий «Матезиса» целесообразно рассмотреть по сериям. Издательством были объявлены три серии: «Библиотека элементарной математики», «Библиотека классиков точного знания», «Успехи точного знания».

«Библиотека элементарной математики», как сообщало издательство, будет состоять из отдельных книжек, не зависящих друг от друга по содержанию... Книжки Библиотеки посвящены разработке наиболее важных или интересных вопросов элементарной математики в историческом и, по возможности, философском освещении, причем полная доступность изложения, как основное требование, ставилась на первый план.

«Все сочинения, которые войдут в эту Б-ку, предполагают в читателе лишь элементарные сведения по математике в пределах курсов средних учебных заведений, и поэтому книжки Б-ки должны быть доступны для учащихся старших классов средних учебных заведений, сохраняя интерес и для лиц, владеющих более полным математическим образованием». В этой серии вышли четыре книжки: В. Литцман. Теорема Пифагора. С приложением некоторых сведений о теореме Ферма (1912); Э. Фурре. Очерк истории элементарной геометрии (1912); Э. Фурре. Геометрические головоломки и паралогизмы (1912); Е. Леффлер. Цифры и цифровые системы культурных народов в древности и в новое время (1913).

Иной характер имела «Библиотека классиков точного знания». Ее назначение — «дать возможность молодому поколению черпать доступные для него знания из первоисточников». Само собой разумеется, что редакция снабжала каждый перевод примечаниями и разъяснениями тех мест, понимание которых представляется затруднительным. Издательство полагало, что «Библиотека содержит только такие классические творения великих мыслителей в области математики и естествознания, которые чи-

18 «Образование», 1909, май, стр. 134.

таются без большого напряжения и не требуют особой подготовки со стороны читателя». Едва ли однако это утверждение правильно. И в этой серии вышли четыре книги: Р. Дедекинд. Непрерывность и иррациональные числа (1906); И. Гей б ер г. Новое сочинение Архимеда (1909); Архимед, Гюйгенс, Лежандр, Ламберт. О квадратуре круга (1911); Б. Больцано. Парадоксы бесконечного (1911). Во всяком случае первая и последняя книги этой серии вряд ли могли быть усвоены без большого напряжения учащимися старших классов средней школы. В отношении книги Б. Больцано в этом можно убедиться, прочитав предисловие редактора И. В. Слешинского.

Но это, разумеется, не снижает высокого достоинства серии, давшей возможность читателю впервые ознакомиться на родном языке с работами таких классиков точного знания, как Архимед, Гюйгенс, Лежандр, Больцано и др.

Наконец, третья серия — «Успехи точного знания» — предназначалась для ознакомления читателей с важнейшими открытиями последних лет в научно-популярном изложении.

В этой серии вышло пять сборников: «Успехи физики» (вып. 1, 1905 и вып. 2, 1911); «Успехи химии» (вып. 1, 1912); «Успехи астрономии» (вып. 1, 1914); «Успехи биологии» (вып. 1, 1912).

В перечисленных сборниках были напечатаны работы таких ученых, как А. Беккерель, Дж. Леб, В. Оствальд, Ж. Перрен, М. Планк, У. Рамзэй, Э. Резерфорд, Дж. Дж. Томсон, А. Эддингтон и др.

Помимо этих трех объявленных издательством серий, по существу составляла серию и значительная группа книг по истории математики и естествознания. Не случайно работы по истории науки занимали видное место среди изданий «Матезиса». Руководители издательства неоднократно подчеркивали, что без знакомства с историей науки невозможно полноценное, глубокое овладение ее современным состоянием и последними достижениями. И, не ограничиваясь изданием работ, специально посвященных истории науки, они старались везде, где это возможно, давать читателям историческую ориентировку, особенно в работах научно-популярного характера. Напомню, что в популярной серии «Библиотека элементарной математики» издательство стремилось давать материал «в историческом освещении», и из четырех книжек этой серии две были специально посвящены истории математики. Важное значение историческому освещению придавалось и в другой серии — «Библиотеке классиков точного знания». Так, в книге, посвященной проблеме квадратуры круга, 65 из 155 страниц занимает статья «Обзор истории задачи о квадратуре круга от древности до наших дней». По поводу исторического элемента в этой книге рецензент писал: «Книга ... является едва ли не единственной, столь полно рассматривающей задачу о квадратуре круга».19 В тех случаях, когда по мнению издательства, истори-

19 «Природа и люди», 1911, № 42, стр. 680.

ческий элемент в работе представлялся недостаточным, редакция восполняла его.

К группе книг по истории математики и естествознания, кроме упомянутых уже работ Э. Фурре и Е. Леффлера, относятся следующие издания: Ф. Даннеман. История естествознания (1913, IV, 436 стр.); Ф. Кэджори. История элементарной математики с указаниями на методы преподавания (1910, VIII, 368 стр.); П. Лакур и Я. Аппель. Историческая физика. 2 тома (1908, 892 стр.); М. Г. Центнершвер. Очерки по истории химии. Популярно-научные лекции (1912, XVI, 319 стр.); А. Ладенбург. Лекции по истории химии от Лавуазье до нашего времени. С присоединением очерка по истории химии в России акад. И. П. Вальдена (1917, VIII, 587 стр.); Агнесса Кларк. Общедоступная история астрономии в XIX столетии (1913, 6, 656 стр.); К. Гасеерт. Исследование полярных стран. История путешествий к Северному и Южному полюсам с древнейших времен до настоящего времени (1912, XII, 215 стр.); Трельс-Лунд Фр. Небо и мировоззрение в круговороте времен (1912, 6, 233 стр).

На книгах этой серии необходимо несколько задержаться, и вот по каким соображениям. Выше не раз уже говорилось о тщательности подбора издательством книг. Эта тщательность заключалась в том, что оно подбирало не просто хорошие книги, а сплошь и рядом такие, которые заполняли брешь в нашей научной или научно-популярной литературе и на много лет входили в золотой фонд отечественной научной литературы. И вот как раз книги исторической серии особенно рельефно и наглядно раскрывают эту важнейшую сторону в деятельности издательства.

Рассмотренные серии по своему значению занимают одно из первых мест в продукции издательства, но по количеству книг они составляют лишь небольшую часть последней. Нет никакой возможности хотя бы бегло коснуться ста с лишним книг издательства. Но достаточно разбить эти книги на основные рубрики, и тогда кратчайшие характеристики последних, иллюстрируемые небольшим количеством примеров, дадут ясное представление о том, как, по выражению С. И. Шохор-Троцкого, издательство «Матезис.»20 многосторонне осуществляло поставленные перед собой задачи.

Рубрики эти следующие:

1. Учебники для высшей школы: О. Дзиобек. Курс аналитической геометрии. Ч. 1 и 2 (1911—1912); П. Аппель и С. Доттевилль. Курс физики. Т. 1 и 2 (1910); А. Смит. Введение в неорганическую химию (1911 и 1916); (П.) Сакс ль и (К). Рудингер. Биология человека (1915).

2. Пособия для лабораторной работы: Г. Абрагам. Сборник элементарных опытов по физике. Ч. 1 и 2 (1905); А. Шток и А. Штэлер. Практическое руководство по количественному неорганическому анализу (1911).

20 «Русская школа», 1912, № 4, стр. 33—36.

3. Пособия для преподавателей средних и специальных школ: Г. Вебер и И. Вельштейн. Энциклопедия элементарной математики. Т. 1 и 2 (1906—1910); А. Адлер. Теория геометрических построений (1910); Э. Вихерт. Введение в геодезию (1907 и 1912); А. Венельт. Лабораторная практика. Пособие при преподавании ремесел в учебных заведениях и для самообразования (1923).

4. Работы с методическим уклоном: Э. Борель. Элементарная математика. Ч. 1 и 2 (1911—1912); Ф. Клейн. Вопросы элементарной и высшей математики (1912); А. О. Филиппов. Четыре арифметические действия (1912).

5. Работы по философии математики и естествознания: Г. (Анри) Пуанкаре. Наука и метод (1910); М. Планк. Отношение новейшей физики к механическому мировоззрению (1911); А. Н. Щукарев. Проблемы теории познания в их приложении к вопросам естествознания и в разработке его методами (1913).

6. Книги для учащихся средней школы и самообразования: В. Ф. Каган. Что такое алгебра? (1910); В. А. Циммерман. Объем шара, шарового сегмента и шарового слоя (1908); А. В. Клоссовский. Физическая жизнь нашей планеты (1908); К. Шейд. Простые химические опыты для юношества (1907).

7. Книги, в которых научные данные преподносятся в увлекательной форме: Сундара Роу. Геометрические упражнения с куском бумаги (1910); Г. Шуберт. Математические развлечения и игры (1911.); Софус Тромгольт. Игры со спичками (1907); (В.) Гампеон-(К.) Шефер. Парадоксы природы (1910).

8. Книги о практических приложениях научных знаний: Р. Намюр. Воздухоплавание (1910); А. Слаби. Беспроволочный телефон (1909); Т. В. Корбин. Успехи современной техники (1914).

Все это говорит о том, что хотя издательство «Матезис» неизменно называло себя «издательством научных и научно-популярных сочинений из области физико-математических наук», оно фактически перешагнуло эти пределы, издавая книги также по химии, биологии, географии, метеорологии, технике и философии. Пыталось издательство наладить русскую математическую библиографию под редакцией проф. Д. М. Синцова, но, к сожалению, это ценное начинание прервалось на втором выпуске. При всей широте своей тематики издательство неизменно оставалось верным основным своим установкам и целям. При изучении продукции издательства бросается в глаза его целеустремленность, целенаправленность. Издавая книгу или брошюру, издательство всегда отчетливо себе представляло, для чего и для кого оно ее издает, разъясняя это в предисловии или в редакционном вступлении.

Во всех рецензиях единогласно отмечалось высокое качество переводов издательства в смысле их добросовестности и точно-

сти. Высокую оценку получало также оформление выпущенных книг: качество бумаги, шрифт, иллюстрации и т. д.

Рецензент книги Б. Ф. Вериго «Единство жизненных явлений» писал «Издана книга в стиле всех изданий «Матезис»: чисто, опрятно и на хорошей бумаге».21 «Внешность издания, как всегда, превосходна», — писал рецензент по поводу брошюры В. Ф. Кагана «Что такое алгебра?»22

Закончим наш краткий обзор общей характеристикой, принадлежащей взыскательному рецензенту проф. О. Д. Хвольсону: «Весьма удачный выбор книг для перевода, безукоризненность самого перевода и изящество издания — вот чем характеризуется деятельность «Mathesis».23

Несколько слов о самоликвидации издательства. С внешней стороны она была как будто неоправданной.

Как уже было выше сказано, начиная с 1918 г. деятельность издательства почти прекратилась. Но уже в 1923 г. она возобновилась и притом довольно энергично. Не ограничиваясь переизданиями, издательство выпустило несколько новых книг, например: С. О. Шатуновский. Введение в анализ (1923); А. Эддингтон. Пространство, время и тяготение (1923); Ф. Астон. Изотопы (1924). Оно даже расширило свою тематику, издав одну книжку по медицине и одну по теории шахмат, начало выпускать новую серию «Библиотека научных новостей» с целью «удовлетворить стремление каждого, имеющего то или иное прикосновение к науке или даже просто интересующегося ею, быть осведомленным о том, что делается в различных областях, в каком направлении идет сейчас научное исследование, какие вопросы стоят на первом плане, каковы достижения научной мысли и т. д.»

И все-таки в 1924 г. деятельность издательства прекратилась совсем. Естественно возникает вопрос: почему?

К концу 1924 г. широко развернули деятельность государственные издательства, и руководители «Матезиса», не преследовавшие коммерческих целей, сочли свою миссию законченной. Это предположение подкрепляется тем обстоятельством, что государственные издательства начали издавать книги, впервые появившиеся в издательстве «Матезис». Так, в 1923 г. вышли книги Г. Ковалевского «Введение в исчисление бесконечно малых» и К. Гассерта «Исследование полярных стран»; в 1924 г. — книга Ф. Содди «Радий и его разгадка». Можно бы привести и еще аналогичные факты, но пожалуй, убедительней будет один факт иного рода. В 1922 г. вышла книга основателя и активнейшего работника издательства — В. Ф. Кагана «Основания теории определителей», но выпущена была она Государственным издательством Украины. А сам автор стал деятельным руководителем «Научного отдела» Госиздата РСФСР. В самоликвидации издательства сыграли, вероятно, роль и технические трудности его ведения.

21 «Русская школа», 1912, № 5—6, стр. 34.

22 «Русская мысль», 1910, ноябрь, стр. 378.

23 «Журн. Мин. нар. просв.» 1908, дек., стр. 253.

Научно-просветительные устремления издательства должны быть охарактеризованы как безусловно прогрессивные.

Прогрессивной прежде всего была тенденция издательства ориентировать свою продукцию на широкие круги читателей — учащихся, лиц, стремящихся к самообразованию, педагогов средней школы. Для этих потребителей нужна была книга популярная и недорогая. В печати неоднократно отмечались умеренные цены изданий «Матезиса».

Другим показателем прогрессивности издательства является его отношение к движению за реформу преподавания математики в средних школах. Этот вопрос был поднят в начале XX века по инициативе известного математика Феликса Клейна. Сущность предложенной реформы заключалась, с одной стороны, в оживлении преподавания математики путем сближения ее теоретических частей с прикладными, а, с другой, во введении в курс средней школы первых начал высшей математики. Издательство живо откликнулось на это прогрессивное начинание, перевело написанные в осуществление реформы упоминавшиеся выше книги Клейна и Бореля, предпослав последней статью редактора В. Ф. Кагана — «Реформа преподавания математики в средних школах Франции и Германии».

И в области идеологии издательство обнаружило также прогрессивную тенденцию. Плодотворнейшие годы деятельности издательства (1904—1913) совпали со временем распространения в русской литературе философского идеализма. Именно в эти годы у нас усиленно переводились работы философов-идеалистов: Маха, Авенариуса, Пирсона, Дюгема, Гуссерля, Кассирера, Мейерсона, Клейнпетера, Джемса и др.

В большинстве этих работ «уничтожающей» критике подвергалась атомистическая теория строения материи. Руководители издательства «Матезис» не были последовательными материалистами, но они решительно отмежевывались от концепций философского идеализма. В редакционном предисловии к второму выпуску «Успехов физики» издательство писало: «Господствующее теперь среди физиков миросозерцание может быть названо научным реализмом. В основе его лежит убеждение, что создаваемая нами «картина мира» представляет собою не одно лишь более или менее произвольное творение нашего ума, а отражает реальные, вполне от нас независимые процессы природы. На мельчайшие частицы вещества — атомы и электроны — смотрят теперь не только как на удобную гипотезу, способствующую уразумению и запоминанию физических фактов, а как на независимо от нас существующие объекты изучения. Атомы, говорит Планк, не более и не менее реальны, чем небесные тела или окружающие нас земные объекты».

Мы бы теперь назвали эту точку зрения не «научным реализмом», а стихийным материализмом естествоиспытателя.

Попытаемся определить место «Матезиса» среди других издательств дореволюционной России. Так как «Матезис» в основном

издавало литературу по математике, физике, астрономии и химии (около 70% всей продукции), то сопоставление, очевидно, следует проводить в рамках указанной тематики.

Конец XIX в. ознаменовался крупнейшими открытиями в области физики и химии, а в 1905 г. А. Эйнштейн опубликовал свою первую работу о специальном принципе относительности. Эти открытия и связанные с ними широкие теоретические обобщения живо интересовали читательские круги дореволюционной России. В связи с этим в начале XX в. возникло несколько издательств, ставивших своей целью знакомить читателей, преимущественно в научно-популярной форме, с животрепещущими вопросами естествознания того времени.

Крупнейшим в этой группе было книгоиздательство «Образование». Оно издало 15 брошюр в серии «Популярная естественно-научная библиотека» по вопросам физики, химии, астрономии, истории и философии естествознания. Независимо от этой серии издательство выпустило еще несколько книжек той же тематики.

Но главную заслугу издательства составляет другая его серия: сборники «Новые идеи». Серия эта обнимала много отраслей знания: математику, физику, астрономию, медицину, технику, философию, социологию, экономику, правоведение и т. д. И в то время как для гуманитарных разделов этой серии был характерен ясно выраженный идеалистический уклон, интересующие нас разделы — «Новые идеи» в математике, физике, астрономии и химии — в основном имели научно-объективный характер.

За короткий срок (1910—1915) издательство выпустило по указанным четырем разделам 29 сборников, из которых каждый был посвящен одной какой-нибудь научной теме. В этих сборниках публиковались статьи и отдельные главы из работ выдающихся зарубежных и отечественных ученых, математиков, физиков, химиков и астрономов, таких как Сванте Аррениус, А. А. Байков, И. И. Боргман, У. Брегг, Я.-Г. Вант-Гофф, Г. Грасман, Д. Дарвин, А. Ф. Иоффе, Г. Кантор,' Кельвин (У. Томсон), В. А. Кистяковский, П. Н. Лебедев, Ф. Ю. Левинсон-Лессинг, М. Планк, Ж. Перрен, А. Пуанкаре, У. Рамзэй, Б. Рассел, Э. Резерфорд, Д. С. Рождественский, Дж. Дж. Томсон, Е. С. Федоров, Л. А. Чугаев, А. Эддингтон, А. Эйнштейн. Следует отметить, что некоторые из зарубежных ученых впервые появились в русских переводах в «Новых идеях». Сборники эти были для своего времени ценным вкладом в отечественную научную и научно-популярную литературу, а в некоторой части не утратили своего значения и поныне.

На втором месте по объему продукции стоит издательство «Физика» (Phisice), тематика которого выходит за рамки его названия: оно издавало брошюры и небольшие книжки по математике, физике, астрономии и химии. Кроме того, оно издало несколько капитальных работ по этой тематике.

Книгоиздательство «Естествоиспытатель» ограничивалось изданием работ по физике и химии. Наряду с брошюрами под общим названием «Задачи нашего времени» оно издало и несколько капитальных работ.

Несколько работ по вопросам естествознания выпустило издательство «Природа».

Быть может, нелишне отметить, что и некоторые старые издательства в какой-то мере старались удовлетворять повышенный интерес читателей к вопросам естествознания. Так, например, издательство К. Л. Риккера опубликовало переводы работ классиков естествознания: Я. Вант-Гоффа, М. Кюри-Склодовской. Дж.-К. Максвелла, У. Рамзэя, Дж. Дж. Томсона. Т-во И. Д. Сытина в своей серии «Библиотека для самообразования» дало несколько хороших книг по химии, одну по математике и одну по астрономии. Книгоиздательство «Современные проблемы» в серии «Новое в естествознании» выпустило несколько брошюр по физике и т. д.

В интересующей нас группе издательств «Матезис» было одним из крупнейших по объему продукции в целом. Кроме того, из разбираемой группы издательств ни одно не занималось систематически такими разделами, как математика и история науки, а мы видели, как много успело сделать «Матезис» в этой области науки.

По всем разделам основной тематики «Матезиса» ни одно из перечисленных издательств не может идти в сравнение с ним по количеству изданных капитальных работ, по разнообразию типов изданий.

Основным же отличием «Матезиса» от подобных ему издательств является значительная ценность многих изданных им работ. Лучшим доказательством правильности этой оценки является то обстоятельство, что большинство изданий аналогичных ему издательств упоминается только в специальных библиографических указателях, между тем как многие издания «Матезиса» продолжают жить, на них ссылаются в литературе, они не утратили своей значимости и поныне.

Настоящий очерк не претендует, разумеется, на исчерпывающе полный анализ деятельности издательства «Матезис». Мы имели возможность охарактеризовать ее, к сожалению, лишь в самой краткой форме. В более убежденном, более специальном анализе нуждалась бы несомненно прежде всего сама продукция деятельности издательства — его отдельные монографии, учебные пособия, научные и научно-популярные серии. Более внимательного рассмотрения, а не только попутного упоминания, заслуживала бы, в частности, очень ценная попытка издательства наладить выпуск русской математической библиографии под редакцией проф. Д. М. Синцова. Наконец, немало интересных фактов можно было бы извлечь, вероятно, из архива издательства.

Мы полагаем тем не менее, что и приведенные в очерке факты дают в достаточной мере отчетливое представление о направле-

нии деятельности издательства, о целях, которые руководители его ставшей перед собой, об оценке, которые находили его издания на страницах современной ему печати, и о его экономической базе.

Можно выразить пожелание, чтобы деятельность не только этого, но и других прогрессивных издательств дореволюционной России, которые своими изданиями способствовали распространению подлинно научных знаний среди широких кругов читателей, была бы освещена в ряде очерков на страницах сборников «Книга».